Mol-express.com



Свежее на Mol-express.com

22.06.2017 |  Афиша |  58
23 июня 2017 года в музее-усадьбе Кусково главные хулиганы в области классической музыки —...
08.06.2017 |  Разное |  90
В Петербурге открывается ресурсный центр для добровольцев и некоммерческих организаций ...
06.06.2017 |  Афиша |  84
22 сентября в питерском клубе AURORA Concert Hall и 14 октября в московском YOTASPACE группа...
01.06.2017 |  Разное |  63
Что такое особо охраняемые территории? Почему об этом сейчас так много...

Почему бы не покричать в пустую бочку, если очень хочется?

PDFПечать

Что было

«Я когда-нибудь так крутану этот ленивый эллипсоид, что реки потекут вспять… что вам надоедят ваши фальшивые книги!»
В Центре драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина идет необыкновенный во всех смыслах этого слова спектакль – «Дураки» по роману Саши Соколова «Школа для дураков» (постановка Стаса Булова). Интересно, как будет выглядеть наша жизнь, если взять ее, да и рассмотреть под лупой? Ответ напрашивается сам собой - если представить натурно, в образах и красках, то полным бредом. Чем мы занимаемся – утро, завтрак, «в дороге», работа, дом, ссоры с родными и ссоры соседей этажом выше, пустые разговоры за столом о том, что следует купить в магазине и как все плохо в стране, телевизор или секс на ночь, сон. Так? Если через лупу – возможно, и так. Банально? Да. Главное признать, набраться смелости и взломать устоявшееся. Этот спектакль будит заснувшее в глубине сердца желание совершить какой-нибудь необъяснимый, сумасшедший поступок, который только и может оздоровить нас, вырвать из сооруженных нами же самими рамок обыденности.

О чем спектакль «Дураки»?
Человек такой-то – это про нас. Ученик Такой-то – один из главных действующих лиц в спектакле, молодой человек с раздвоением личности, учащийся в специальной школе. Спектакль о сумасшествии? В каком-то смысле – да, только, скорее, о нашем сумасшествии, если мы считаем, что самое реальное событие в нашей жизни – это чтение газеты за чашечкой кофе каждое утро по расписанию.



Перед нами на сцене два молодых человека в одинаковых клетчатых рубашках и серых брюках – один – справа – наполовину повернулся лицом к нам (Алексей Суренский), другой – слева – сидит к нам спиной (Андрей Ерофеев). Это один и тот же человек, без имени, просто ученик, просто такой-то. И, конечно, тот, который справа – рассудочное я, вечно стремящееся объяснить левому – ребенку-мечтателю-романтику – что и как на самом деле и провоцирующее его на решительные действия. Тот, который слева, болен, он злится и одновременно не может жить без того, который справа. Актеры настолько фантастически искренно, с полной отдачей играют, что, глядя на них, веришь в то, что на сцене один человек вместо двоих. Эмоции, мимика, движения – всё подчинено раскрытию образа героя, его характера, его отношения с жизнью и с людьми. Из зрительного зала спускается по лестнице еще один герой – Павел Норвегов (актер Николай Шатохин), именно он начинает спектакль словами – «С чего же начать? Какими словами? Однажды…», он говорит невнятно, тем самым подчеркивая, как, бывают, невнятны, едва слышны мысли самому думающему их. Подходит к шкафу на сцене и выводит мелом на нем одно слово – ДЕТСТВО. Именно он начинает рассказ. Никакие слова не передадут то, что дальше будет происходить во все время спектакля. Когда же случилось то, о чем он хочет рассказать? «Однажды… в созвездии Тельца виден был Сатурн в первой половине ночи, во второй половине ночи в созвездии был заметен яркий Юпитер» - в это время из шкафа на сцене дважды выглядывает человек, сначала изображая Сатурн, затем, надув щеки, важный Юпитер. «В Водолее был виден Марс» - из левого соседнего шкафа выглядывает человек-Марс с прехитрющей улыбкой. И мир, создаваемый героями на сцене, оживает, приобретает характер и веселость. Затем Ученик Такой-то расскажет немного о Норвегове: что это их учитель географии в специальной школе, странный человек, которого все называют ветрогоном и флюгером, на что сам Норвегов ответит: «Так уж ли плохо слыть ветрогоном, если ты географ, жить на полной велосипедной скорости». Вообще же велосипед важный атрибут на сцене – он символизирует движение жизни на встречу к тем, кто нам дорог и близок, к желаемому, к самому себе. На нем нельзя уехать от самого себя, а, значит, и от тех, кто способен принимать нас такими, какие мы есть. И это интересным образом подчеркнуто в финале, когда все герои, кроме двух, уходят со сцены, эти двое – Ученик и его Я – выносят на сцену велосипед, крепят его на подставку, садятся и начинают крутить педали, а позади них опускается белое полотно, на котором показывают снятый актерами ролик, в котором они же уезжают на велосипеде от остальных героев по аллее, а те бегут за ними, но, в конце концов, не могут уже бежать и останавливаются, чуть отдаляются, и вдруг прекращается всякое движение, велосипед уже не движется и отставшие приближаются почти вплотную к главным героям. Их встреча случилась здесь, на земле, и где-то будет еще. Но я забежала далеко вперед, пора возвращаться обратно. Спектакль такой, что можно бродить по нему как угодно – вперед-назад, поперек слева-направо, а потом с юга на север, с севера на восток, как тебе заблагорассудится.

Доктор (Роман Хардиков, он же хитрый Марс), медсестра (Жанна Воробьева), Отец (Роман Хардиков), Вета Акатова (Жанна Воробьева), Девочка с простой собакой (Жанна Воробьева), Почтальонша (Жанна Воробьева), Роза Ветрова (Жанна Воробьева), Доктор Заузе (Роман Хардиков), Старуха Тинберген (Роман Хардиков), Академик Акатов (Валерий Громовиков, Александр Карпов) – все они реальные персонажи и одновременно такие, какими их видят Ученик и его второе Я. Всех этих героев играют одни и те же актеры – но перевоплощения настолько реальны, настолько невероятны, быстры и характерны, что видишь перед собой не одного актера, хорошо играющего разные роли, а разных людей с похожими чертами лица, но совершенно различными характерами. Признаюсь, я давно мечтала увидеть ТАКУЮ игру на сцене, при которой забываешь об актерах – вот ты сидел в зале, а через пять минут оказался на лужайке рядом со школой для дураков и наблюдаешь происходящее со стороны. Вжиться в реальность помогает фантастический текст спектакля – образный, глубокий, очаровывающий, мягкий, говорящий вполголоса о самом важном.
«В специальной школе нас учили всегда говорить вполголоса. Я так и делал всю жизнь. Но сегодня особенный день – я пригласил на свидание свою бывшую учительницу и необычайно взволнован» - говорит Ученик, сам, не его второе Я. И неважно, в действительности он пригласил ее или только нафантазировал это. О любви стоит говорить громко с самим собой, смело открываться ей. Актеры разговаривают тихо, заставляя нас вслушиваться в их мягкие, доверительные голоса, они громко кричат, твердо, чеканя каждое слово, что-то повторяют сами себе – эти звуковые переливы, похожие на океанские волны, такие разные даже в самый спокойный день, воздействуют эмоционально, заставляют соучаствовать тому, что происходит на сцене. Вообще весь спектакль можно назвать доверительным, устанавливающим диалог со зрителем, часто благодаря герою Шатохина – он умер и ему все можно: раздавать зрителям конфеты, показывать книгу и ждать зрительского отклика, разговаривать, как учитель на уроке, с теми, кто опоздал к началу спектакля и зашел в зал позже.



О чем же этот спектакль? О жизни, о наших дурацких привычках всю жизнь жить вполголоса, наполовину, о тех, кто имеет нечто такое в себе, что позволяет им быть свободными, искренними, открытыми всему новому в мире, хоть и считаться при этом сумасшедшими. Так ведь спектакль не о сумасшествии, пусть главный герой и человек с раздвоением личности. Просто на таком ярком примере проще показать некоторые вещи. Спектакль о стремлении жить, как важном человеческом качестве, жить по-настоящему, на все сто процентов во всех мирах – материальном, эмоциональном, фантазийном, духовном. Умерший Павел Норвегов, с которым на протяжении всего спектакля общается Ученик, не хочет верить в смерть, но и, приняв ее, продолжает жить – руководит своими похоронами, а потом, после них, встает и начинает говорить о любви. О чем же еще? Любовь – это то, во имя чего мы живем, или что мечтаем обрести, во что верим или не верим, о чем думаем ежечасно, о чем никогда не устаем говорить и молчать… Любовь – то чувство, по которому можно понять, жив ли человек.

Глубокий, остроумный, с хорошим чувством юмора, эмоциональный спектакль. Интересная работа с предметами на сцене – песок в шляпе, медленно просыпающийся на пол, велосипед, рисунки мелом на шкафах, платок, бочка, колесо, книга.

Почему бы не покричать в пустую бочку, если очень хочется? Кричите на здоровье! Всегда найдется кто-то, кто не выносит громкого звука и скажет вам об этом. Может, не выносит оттого, что не слышал собственного голоса? Вы отойдёте в сторону и покричите там, а он-то останется и так себя и не услышит. Но каждому свое пространство, время и выбор, что делать на этом пространстве со своим временем.
«Я когда-нибудь так крутану этот ленивый эллипсоид, что реки потекут вспять… что вам надоедят ваши фальшивые книги» - говорит Норвегов. Столько фальши кругом, тянущей нас в одну единственную сторону – от понимания себя, так что порой стоит крутануть хотя бы свой внутренний мир так, чтобы свои реки потекли вспять, к истоку, в котором весь ты, неприкрытый, настоящий, знающий о себе всё. А в Лете… да… рыбы не водятся, только тритоны. Но это не страшно – человек привыкает ко всему, да и по вкусу они мало чем отличаются от карася. Потому что не важно, где ты, важно, кто ты, что помнишь и о чем забыл.

Могло кому-то показаться, что я призываю к сумасшествию – НЕТ, я этого не делаю – только к сумасшедшим, не вредящим окружающим поступкам, помогающим почувствовать жизнь такой, какой ее еще никто не чувствовал до вас. Не хотите кричать в пустую бочку лунной ночью, удивленно вслушиваясь в причудливое эхо своего голоса, сделайте то, чего желаете больше всего – только действуйте, мечтайте, живите!

Ирина КОНДЕЕВА


фото Полина Королева

AddThis Social Bookmark Button

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить